Стартовая arrow Кельи arrow Св. Троицы
29.05.2017 г.

Святая гора Афон

Св. Троицы PDF Печать E-mail
30.01.2007 г.

normal_arsanas-xelandariou.JPGНевдалеке от Благовещенской обители расположена ещё одна русская келья, принадлежащая Хиландарскому монастырю - келья Святой Троицы. Она была возрождена иеросхимонахом Нифонтом (Красновым).

Эта древняя обитель была основана ещё в XII веке святителем Саввой. Никаких письменных свидетельств по истории этой кельи не существует, но сохранилось предание. Когда во время своей земной жизни святитель Савва сербский проживал в Хиландарской лавре (которую он возобновил), к нему поступили два брата, родом купцы, но ради спасения своей души оставившие богатство, почести и удалившиеся на Афон. Прожив несколько лет в лавре, они стали тяготиться многолюдством, так как время от времени скит наполнялся монахами. Тогда святитель Савва благословил их на отшельническую жизнь, и они поселились в глухой пустыни, на расстоянии получасового хода от лавры. Здесь они провели много лет самой строгой жизни, почти до конца своих дней. По благословению того же святителя Саввы был сооружён соборный храм во имя Святой Троицы, который существует и поныне.

Затем эта келья даже стала скитом, но со временем пришла в полное запустение. В скиту было три храма, 1-ый - Святой Троицы, 2-ой - Рождества Богородицы и 3-ий - великомученика Димитрия Солунского. Близ скита, между двумя обломками огромного камня, была пещера, где любил уединяться для молитвы сам великий сербский святитель.

Скит несколько раз разорялся разбойниками и к 1850 году находился в абсолютно разрушенном состоянии. Шайки мародёров и бандитов оставили на стенах храмов этого скита свои кощунственные следы: выкололи глаза изображённым на фресках святым каким-то острым орудием: то ли ножом, то ли саблею. После такого разорения скит превратился в овчий хлев и пристанище для пастухов.

После русско-турецкой войны 1877 года обитель пытался возродить русский архимандрит Мельхиседек, но безуспешно. Ему удалось очистить келью от следов овечьего пребывания и освятить главный храм. Прожив в обители несколько лет, он удалился в Хиландар.

Вот в такое место пришёл русский подвижник о. Нифонт.

Иеромонах Нифонт (в миру Краснов Павел Васильевич) - уроженец области Войска Донского (по другим данным - Воронежской губернии). Когда ему исполнилось 10 лет, он поступил послушником в один из российских монастырей. Был келейником у архимандрита. После 6 лет монастырской жизни будущий афонский монах сильно заболел, провёл в постели два года и был уже при смерти. Но он дал клятву посетить Иерусалим, помолиться у гроба Господня, а затем идти на Афон. И свершилось чудо - юноша выздоровел, был пострижен в рясофор, а через 5 месяцев умер его настоятель, и о. Нифонту открылась волей Божией дорога на Афон.

Молодой инок поступил в Ильинский скит 30 октября 1872 года. Но русскому послушнику нелегко было ужиться в малороссийском скиту, имевшем братство, состоящее в основном из запорожских казаков, и о. Нифонт, тогда уже имевший некоторый духовный опыт, обратился за помощью туда, где её искали почти все русские монахи в то время. Он идёт в Русский Пантелеймонов монастырь к о. Иерониму. И тот благословляет его на Карулю к одному русскому старцу. Тот, кто когда-нибудь видел Карулю, хоть на фотографии, может представить себе нелёгкую жизнь тамошних монахов. Земли нет, летом некуда скрыться от палящего солнца. Монахи живут практически, как затворники, ибо каждый шаг за пределы кельи требует больших трудов. О. Нифонт избирает себе строгого старца-пустынника, с тайной мыслью остаться у него до самой смерти.

У о. Нифонта было рукоделие - изготовление кипарисовых крестов. Главной трудностью карульской жизни была необходимость частых путешествий в Пантелеймонов монастырь, где в то время можно было получить скудную еду отшельника. Для того, чтобы попасть в русский монастырь, нужно было пройти пешком почти половину афонского полуострова по его нелёгким дорогам. Ничто его так не убивало, как хождение за провизией в Пантелеймонов и другие монастыри, где он целую торбу пшена и сухарей - более двух пудов - взваливал на себя и нёс по крутым и скалистым горам, которыми усеян весь Афон; это его окончательно изнуряло, и он почти падал без чувств, особенно в летнее знойное время. Ко всему этому строгий старец начнёт упрекать, что, мол провизии принёс на два рубля, а башмаков избил на три, совершенно забывая, какие дороги на Афоне. В конце концов он приучил его ходить босым и в летний зной и в холодную зиму. Всё это отозвалось на почтенном иеромонахе Нифонте. Живя у строгого старца, они оба работали из кипариса кресты и этим питались. Но самыми тяжёлыми для молодого послушника были муки совести, что не исполнен обет посетить Иерусалим для поклонения Святому Гробу. И духовник Иероним, выслушав сомнения инока, благословил его исполнить обет. Чтобы его выполнить, юноша нанялся писцом, работал три месяца днём и ночью и заработал 800 пиастров, то есть 64 рубля.

О. Нифонт посетил Святой Град, обошел все тамошние обители, приложился ко всем святыням и возвратился на Афон. Но он уже не застал своего старца в живых. По благословению духовника он поступил в келью Свят. Николая Иверского монастыря. В 1881 году его рукоположили сначала в диаконы, а на другой день 3 августа - в иеромонахи. Но старец кельи, схимонах Николай, провидев большие дарования молодого иеромонаха, благословил его идти в русский скит. И, как истинный послушник, о. Нифонт отправляется выполнять новое послушание. Он вспоминает, что видел разрушенный скит близ сербского монастыря.

И вот, 30 июля 1883 года с благословения старца и разрешения монастыря он переселяется в скит Святой Троицы. Жизнь в этом скиту также была тяжела. Главная трудность была в недостатке воды, которую можно было брать только в большом источнике, берущем начало внизу, около скита. Кроме того, почва вокруг скита была каменистая и неровная. Но Бог не оставляет без помощи труженика, и скоро вокруг него начинает собираться братство. Возрождать скит вместе с о. Нифонтом приходит русский монах Геннадий. Скоро в братство вступает о. Афанасий, 43 года прослуживший священником в России и в конце своего жизненного пути пришедший на Афон. Настоятель сразу увидел в старом священнике опытного духовника. И не ошибся. Этот подвижник в течение своего 8-летнего пребывания на Афоне ежедневно служил божественную литургию. Уже в 83 года выполнял послушания так же, как молодые. К нему как к духовнику обращались все пустынники, жившие в окрестностях скита. Почил этот подвижник в 1902 году.

В подобных условиях возродить скит можно было только, надеясь на Божию помощь, и она не замедлила. Афонский иеромонах Агафангел пожертвовал 2 тыс. рублей, и в течение восьми лет скит был приведён в порядок.

Сегодня в келье Троицы около Хиландарского монастыря сохранилось здание двухэтажного храма, а вокруг него - одни развалины. Место поражает своей тишиной и уединённостью, хотя находится невдалеке от автомобильной дороги, соединяющей сербский монастырь с пристанью на западной части полуострова, именуемой Йованница. Только гиганты кипарисы, охраняющие обитель, помнят о её былом величии. От Хиландаря до кельи 30 минут хода по тропинке, вьющейся по руслу небольшой речки. Вдоль тропинки идёт древний водопровод, снабжающий сербский монастырь водой.

Последнее обновление ( 13.10.2008 г. )
 
След. »